Они не встали на колени

Страшная война в июне 1941 года вошла в каждый дом, в каждую семью. 8 октября 1941 года поселок Цементный был оккупирован фашистскими захватчиками. Цементники сменили рабочую специальность на военную. Многие цементники ушли в партизанские отряды. Фашисты зверствовали. Заставляли жителей идти в полицаи. В деревне Боровка отряд полицаев насчитывал сорок восемь человек. Двадцать четыре во главе со старостой Сергеем Алексеевичем Тилипкиным работали по заданию Любохонского партизанского отряда, которым с октября 1942 года руководил главный инженер цементного завода Алексей Максимович Простяков. Начальником штаба в Любохонском партизанском отряде был Авдеев Евгений Егорович – бывший начальник горного цеха цементного завода. Отряд постоянно менял место дислокации. В окружающих деревнях: Боровке, Пупково, Бердовке, Верхах, Радице было много полицаев - предателей. Партизан выслеживали, а мирное население за связь с партизанами уничтожали. Любохонский отряд партизан входил в состав Дятьковской партизанской бригады. Задания отряд Простякова получал от подпольного бюро райкома РК ВКП (б). В деревне Радица располагалось гестапо. Алексей Максимович получил задание для отряда уничтожить фашистское гнездо и полицаев в Радице. Группа партизан во главе с начальником штаба Евгением Авдеевым ночью с 15 на 16 сентября 1942 года отправилась на большак, который был основной дорогой передвижения фашистов от Верхов к Радице и Брянску. Партизаны заминировали большой участок дороги при въезде в Верхи. 16 сентября на мине подорвалась легковая машина с немецким офицером. Начальник гестапо Гофман приказал бургомистру поселка Цементный И.Е.Ковалеву доставить для расправы 10 членов семей партизан отряда. Начальник полиции Прохоров незамедлительно арестовал Егора Авдеева – отца начальника штаба партизанского отряда, Абрашину – мать заместителя командира отряда по разведке, отца партизана Евсикова, жен партизан Филкину и Молодцову, матерей партизан Муравьеву и Парамонову, отцов партизан Любохонского отряда Зиновкина и Евсикова. 21 сентября утром всех арестованных под конвоем повели в Радицу. Женщины идти почти не могли. Избитые до полусмерти за сыновей и мужей арестованные вышли на большак, где на месте взрыва немецкого автомобиля были возведены виселицы. Муравьева и Абрашина умерли еще до казни. Каждому пленнику на грудь повесили табличку «Партизан». В два часа дня согнали население Верхов и Радицы к месту казни. Начальник гестапо долго кричал о том, что немецкое командование будет казнить каждого партизана и всех членов их семей. Всех десятерых родственников партизан повесили фашисты. Даже двух умерших женщин сунули в петлю мертвыми. И сегодня растут на месте казни сосны – живые свидетели той далекой трагедии. Шумят они над могилой, будто говорят каждому проходящему: «Остановись. Вспомни тех, кто погиб здесь!» Десять дней фашисты не разрешали хоронить казненных в назидание живущим. Не смогли помочь партизаны своим близким. Отряд Простякова менял место своей базы. Предупредил командира о готовящейся карательной операции житель деревни Верхи Иван Захаров. Полторы тысячи фашистов собрали в Радице для ликвидации отряда. Не смотря ни на что, отряд Алексея Максимовича Простякова продолжал действовать до сентября 1943 года. А на месте казни родственников партизан установили памятник. Приходят к нему внуки и правнуки погибших, чтят память о тех военных событиях жители окрестных деревень и города Фокино.

Алексей Максимович Простяков

Дятьковский партизанский край был для врага серьезным препятствием по передвижению к линии фронта живой силы и техники. Захваченный дятьковскими партизанами в плен штабфельдфебель полевой жандармерии А.Фишер в своих показаниях писал: «Насколько мне теперь известно, я попал в плен к партизанам. Меня крайне удивило, что у вас, партизан, работает даже железная дорога, по которой мне самому пришлось ехать в партизанском бронепоезде. Эта огромная сила партизан произвела на меня большое впечатление. Я никогда не думал, что партизаны смогут так смело и стойко защищать свою Родину» (из архивных документов о деятельности партизан Дятьковского района в феврале – марте 1942 года). На Дятьковской земле к началу 1942 года действовали 5 партизанских отрядов, в которых сражалось свыше 500 народных мстителей. Их бойцами проведен ряд успешных операций. Увеличивалось количество бойцов в отрядах за счет вышедших из окружения военнослужащих РККА, добровольцев из числа мирных жителей района. Проводились операции по взрыву мостов, железнодорожного полотна, минированию дорог. К 1942 году и Любохонский партизанский отряд пополнился новыми бойцами. С октября сорок второго А.М. Простяков бюллетень 7.indd 2 12.06.2019 1:13:44 Ее расстреляли на рассвете 74 года прошло со времени событий Великой Отечественной войны. Очень сложно сегодня отыскать документы тех лет, а особенно событий, связанных с партизанским движением. Время с каждым днем неумолимо уводит в небытие славные страницы героических дней борьбы наших земляков с фашистами. Живые очевидцы тех лет имеют за плечами весьма почтенный возраст. Да и остались из них единицы. И тем не менее, мы пытаемся из рассказов и имеющихся документов по возможности восстановить события. Недалеко от города Фокино, в районе здания бывшей городской больницы, областного наркодиспансера, на опушке леса, среди сосен и осин стоит памятник. Сегодня уже мало кто знает о его существовании. Городские волонтеры убирают могилу, в которой похоронена медицинская сестра со своими детьми и неизвестный красноармеец. Памятник поставлен в октябре 1943 года, после освобождения поселка Цементный и Дятьковского района от немецко - фашистских захватчиков. Розалию Кузьминичну Воловик расстреляли на рассвете девятого марта 1942 года. Она приехала работать в Верхи с двумя детьми после тяжелых семейных событий в 1940 году. Не стало мужа, а у детей отца. Родовые корни Розы Воловик берут начало в Москве, в большой еврейской семье. На одном из кладбищ города Москвы похоронены родные сестры Розы. Интеллигентная и немногословная фельдшерица быстро завоевала авторитет среди деревенских жителей. Шли к ней с болячками, шли просто поговорить, шли посоветоваться. Когда началась Великая Отечественная война, дом Розалии Воловик стал приютом для раненых партизан. В ее домашнем погребе скрывались и красноармейцы, выходившие из окружения. Несколько дней там провел Евгений Егорович Авдеев, выходивший из окружения в ноябре 1941 года. Маленькая, хрупкая черноволосая женщина в тяжелые минуты становилась решительной и быстрой. Собиралась сама, помогала раненым и заставляла всех выполнять ее распоряжения. С первых дней оккупации в Верхах расположилась немецкая комендатура и полиция. Полицаев в трех окрестных деревнях: Верхах, Радице и Доманово было за сотню. Старостой служил Трофим Захаров, ненавидящий Советскую власть. Трофима боялись, знали, что он хуже фашистов, просто зверь. Верховская фельдшерица с самого начала оккупации укрывала свои волосы и косы дочери платком, зная отношение фашистов к евреям. Но такая конспирация не помогла. Трофим Захаров постоянно следил за фельдшером. В ночь с восьмого марта на девятое в дом Розы Воловик ворвались фашисты во главе со старостой. Трофим схватил трехлетнего Эдика и выбросил из дома на улицу. Одиннадцатилетнюю Инночку фашисты штыками гнали из дома вместе с матерью. Ничего не понимающие дети кричали и хватались за подол материнской рубашки. Соседи слышали и видели из окон все происходящее, но выйти боялись. Через несколько минут раздались выстрелы. Только ночью партизаны вывезли и похоронили Розу с детьми на лесной опушке, где в декабре 1941 года похоронили умершего красноармейца. Могилу просто обозначили колышками. Только после освобождения поселка Цементный и окрестных деревень благодарные партизаны и односельчане поставили памятник Розалии Воловик с детьми и неизвестному красноармейцу. Уже в семидесятых годах семья Розалии Воловик на своем семейном погосте установила памятник своей родственнице и ее детям. Шумит сурово Брянский лес, Он много видел, много знает… отрядом руководит Алексей Максимович Простяков. Он родился в 1905 году в деревне Боровка, в семье каменщика, строившего Мальцовский завод. С 13 лет начал работать рассыльным в заводской конторе. После смерти отца в 1919 году в семье осталось шестеро детей. Алексею, как старшему, пришлось уехать из дома на заработки. Вернувшись в родные края, устроился на завод. Цементный завод дал Алексею Простякову путевку в жизнь. На заводе стал комсомольцем, поступил в Брянский рабфак. В 1927 году уехал учиться в Москву. По окончании Московского института силикатов и стройматериалов молодой инженер вернулся на родной завод. Война застала его в должности директора Дятьковского стекольно - керамического техникума. Как только в Дятькове был организован истребительный батальон, райком партии направил его туда. Началось строительство оборонительных сооружений. Алексей Максимович возглавил стройку, на которой трудились земляки из Любохны и поселка Цементный. В конце июля Алексея Максимовича назначают главным инженером на цементный завод. Оставшееся до оккупации района время он демонтирует ценное оборудование и отправляет его по указанным наркоматом адресам. Выехать в советский тыл не удалось. В ноябре 1941 года вернулся в родные края и организовал подпольную партийную группу. Он достал приемник и организовал распространение среди населения листовок с вестями с Большой земли. В подпольной группе было к концу ноября 17 человек. На квартире у Анны Савоничевой по улице Первомайской однажды ночью провели партийное собрание, на котором единодушно решили создать партизанский отряд. Вскоре Простякову удалось связаться с Любохонским партизанским отрядом и объединиться для совместных действий. Наладил связь Алексей Максимович и с Бежицким отрядом. Под руководством бежицких коммунистов начали действовать. В начале 1942 года разбили немецкий гарнизон в селе Неверь. Порвали телефонную связь немцев между Брянском и Дятьково. Отряд постоянно пополнялся. В мае сорок второго начался период активных действий отряда. Первая удачная операция прошла на станции Ботагово. На минах, поставленных Прохоровым и Зайцевым, в воздух взлетел немецкий эшелон с артиллерийским вооружением. В селе Доманово, в четырех километрах от п. Цементный, отряд взял в плен немецкий гарнизон. В августе сорок второго партизаны уничтожили на Брянском большаке немецкую часть. После казни десяти родственников партизан с удвоенной силой закипела в сердцах народных мстителей ненависть к захватчикам. В одну из октябрьских ночей отряд перебил 76 полицаев, взяв их вооружение. За октябрь было уничтожено в ближайших деревнях к п. Цементный свыше 200 полицаев и немцев. В октябре сорок второго Алексей Максимович становится во главе Любохонского партизанского отряда. Многие жители поселка Цементный помогали народным мстителям – часто укрывали при выполнении ими боевых заданий. В доме у сестры Алексея Максимовича, Антонины Максимовны Мицкевич, в Боровке, был установлен радиоприемник. Регулярно принимали сводки с Большой земли. Ей помогали М.И. Шматкова, Елизавета Ильинична Селивонина. Елизавету Ильиничну за связь с партизанами фашисты арестовали. 14 февраля 1942 года частями Красной Армии и партизанами в Дятьково и Дятьковском районе была установлена Советская власть. В течение четырех месяцев в кольце врага существовал Советский партизанский район. Поселок Цементный располагался на его границе. В отряде было уже 80 человек. Под руководством Алексея Максимовича Простякова народные мстители пустили под откос 5 эшелонов противника, уничтожили 11 немецких автомашин, уничтожили десятки полицаев и немцев. За боевые заслуги Алексея Максимовича наградили орденом Красного Знамени. В конце апреля 1943 года Штабом партизанского движения А.М. Простяков был направлен в распоряжение Наркомата промстройматериалов. Стране нужен был цемент. В суровые годы Великой Отечественной войны он являлся директором Вольских цементных заводов. Затем был Ленинградский цементный завод, Новороссийский, Краснодарское управление промстройматериалов. А в 1957 он вернулся на родной Брянский цементный завод директором. Бок о бок работал Алексей Максимович на заводе с 68 цементниками – бывшими партизанами. У него было много правительственных трудовых и боевых наград: медаль «Партизану Отечественной войны I степени», орден Трудового Красного Знамени и многие другие. Алексей Максимович Простяков оставил о себе добрую память. О нем много написано. Материалы этой статьи основаны на архивных документах и на материалах, опубликованных в книге В.Я. Островлянчика и В.И. Хрипач «На рубеже веков».

Фашисты зверствуют…

Поселок Цементный находился на границе Советского партизанского района. Немцы боялись долго задерживаться в нем. Они знали от предателей - полицаев, что многие жители помогают партизанам и поддерживают с ними связь. Именно поэтому наезжали в поселок редко, но зверствовали особенно жестоко. Марфа Филипповна Канина, работавшая до войны учительницей, была связной Любохонского партизанского отряда. В архивах сохранилось ее письмо на Большую землю, читая которое можно представить, какие зверства чинили фашисты, приезжая в поселок Цементный. «Здравствуйте, дорогие Лена, Андрюша, Валя, Сима и все наши родные. Мы пока живы. Живем под большим страхом. Переживаем такой ужас, что вам представить трудно. 8 марта у нас на больнице убили фельдшерицу с двумя детьми – мальчику полтора года, а девочка двух лет, которые с ужасом просили о пощаде, но звери-фашисты расправились дико. В ночь с восьмого на девятое марта ворвались к нам и увели семь человек – мужчин, женщин, многих избили, издевались над девушками. Мои ребята успели уйти в Дятьково, где находятся и сейчас. Взятые мужчины все были расстреляны возле Домановской мельницы. В нашей деревне убиты как партизаны 4 человека. Среди них пятнадцати лет Александр Корпачев. Сын Корпачева Алексея. 26 марта был большой налет на несколько деревень нашей местности. В этот день было сожжено восемь деревень. В число пострадавших вошла деревня Шибенец, которая стоит на горе у реки. Вопли, крики, стоны – все было слышно у нас. Старые и малые выпросили у зверей один дом, в котором фашисты подложили мины. Те с усмешкой разрешили поместиться в нем просителям. Ночью дом взорвался. У нас сожгли общежития, которые находились за нашими домами. В деревне Березино сожжено много домов, убито много людей. Много издевались над женщинами. У одной женщины выдернули косы, раздели наголо и вытолкнули на мороз. Раздевали и избивали девушек. Издеваются и грабят нас ежедневно. Дорогие, как хочется к вам, хочется видеть вас, рассказать про все и хотя бы отдохнуть несколько часов от этих ужасов. За все время оккупации мы не раздеваемся ни днем, ни ночью. Мать и отец стали настоящими стариками. Отец носит теперь бороду. Леночка, дорогая, как тяжело нам. Все мы очень изменились, стали какие-то странные. Я лично боюсь, как бы не сойти с ума. Разве можно переживать такие ужасы целыми месяцами. Как мы ждем своих дорогих освободителей - красноармейцев. Дорогие, все вы должны за всех нас, страдающих, бросить клич среди свободных народов, чтобы они освободили нас, измученных, истерзанных, голодных, многие из нас живут в лесах под открытым небом. Погода стоит морозная, не дождемся тепла. В деревне была 24 марта, а 26 повесили объявление «Вход и выход из деревни запрещен»… Два дня ходила вокруг деревни, а зайти не могла…» Письмо Марфа Филипповна написала карандашом. Много сегодня уже не разобрать. Но и эти строки говорят о многом. Мы не имеем права забывать ужасы Великой Отечественной войны!

Новости проекта

Внимание! Конкурс!
Подробнее...
Посещение памятника партизанам-цементникам у д. Васильевка
Подробнее...
Экскурсионная поездка учащихся и педагогов МБОУ «Фокинская СОШ №3» в город-герой Волгоград
Подробнее...
Концерт - реквием на месте стоянки партизанского отряда А. Виноградова
Подробнее...
Поездка в Хацунь
Подробнее...